Мертвое озеро

Ob_babka (408x235, 4Kb)

Пензенская обыкновенная экологическая частушка от Вобликова: «У родителей с химбазы наконец родился сын. И по химсоставу крови он был назван Диоксин».

Наша жизнь — это и продукты уничтожения химического оружия в виде мышьяка, с превышением в 100 тысяч раз допустимых концентраций на так называемых «Полянах смерти» — месте уничтожения, и Мертвое озеро... Есть у нас такое Мертвое озеро на горе у села Леонидовка, химической базы, чуть ниже села. В нем несколько сот вагонов с химическими боеприпасами было затоплено. Сейчас, по некоторым данным, на дне озера находится киселеобразная линза из остатков химического оружия, которая поставляет нам мышьяк и другие отравляющие вещества. И они, проникая через почву, через водоносные горизонты, текут во всех ручьях с этой горы, которая на 150 метров возвышается над нашей Пензой, по местам, где 4 пионерлагеря, лет 50... Внизу с 1978 года находится водохранилище, из которого воду забирают и подают через водопровод в наши дома. То есть нам, чтобы встретиться с последствиями уничтожения химоружия, достаточно открыть водопроводный кран. Я привез с собой на конференцию бутылочку... В ней и мышьяк, и диоксины. Сколько?

 Официальные лица сообщали, что диоксины в 1,15 выше ПДК находятся в нашей воде. После хлорирования это уже 1,8 ПДК. После заполнения водохранилища в 1978 году пошел резкий всплеск онкологических заболеваний, числа врожденных уродств. Если раньше врожденных уродств было около 1,5 процента, то теперь в некоторых местах и случаях — 8,9 процента. Где два процента от числа рождений — считается, это место экологической катастрофы. У нас один из крупнейших в Поволжье онкологических диспансеров. У нас вообще веселое соседство. От химической базы до разборки этих ядреных боеголовок около 3 км. А еще где-то в паре-троечке км у нас завод по производству медпрепаратов, который в американских журналах «Ньюсуик» за 1991 год указан как место для производства биологического оружия. И если взять все это, что «ядреный городок» находится всего лишь в полукилометре от границы Пензы, а еще что мы являемся единственным областным центром, полностью накрытым чернобыльским облаком, со средней загрязненность 0,98 Ки на квадратный километр (у нас до сих пор несколько точек свыше 1 Ки находится в городской черте)... Когда вывозили загрязненную землю из-под детских садиков Пензы, то люди в некоторых селах выходили с вилами и обещали простреливать шины. Вот к ним эту землю не завозили. А грамотность людей разная. Дачники останавливали эти машины: а, везите чернозем ко мне на дачу!

Если б у кого-то нашлось 300 долларов, мы могли бы сделать простой анализ. Загрязнение, например, диоксинами определяется по их содержанию в грудном женском молоке. Если самую загаженную диоксинами европейскую столицу взять за единицу, то у москвичек содержание диоксинов в два раза больше, а у пензячек больше, чем у москвичек, в 21 раз!

 И все это от истока Суры течет дальше, до вашей Волги. Привет вам от нашей Суры! А вот теперь докажите, что права экологические не являются нашим правом на жизнь.

Текст взят с сайта: http://ricolor.org/rus/apokalipsis/him/penza/7/

Фото взято с сайта: http://www.seu.ru/vesti/2001-03/34.htm

Место на карте

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.