Пензенский район. Река Старая Сура

Описание тайника
На пригорке широкой просеки, упирающейся в старицу, недалеко от берега стоят дубы. Тайник зарыт у корней одного из этих дубов. Дуб этот отличается еще от других тем, что прямо под ним выкопан в учебных целях толи блиндаж, толи какое другое земляное оборонительное сооружение. Так и получается, что с одной стороны дуба этот блиндаж, а сдругой тайник.
По Ахунам течет умирающая Сура

Вопросы радиационной экологии всегда были в центре внимания доктора физико-математических наук, профессора ПГПУ Олега Александровича Барсукова. И мы не раз обращались к его авторитетному мнению в публикациях на эту тему. На этот раз он выступает в «НП» не как специалист, а как старожил Пензы, которому очень дорог его родной город, а также курортная жемчужина Пензы — Ахуны и река Сура, протекающая через лесные массивы этого района. Печальной судьбой нашей славной Суры очень озабочен знаменитый пензенский ученый. Об этом и шла речь при встрече с корреспондентом «НП».

– В Ахунах прошло мое детство. Какая же широкая, полноводная и сильная в своем течении была текущая там Сура. А какая рыбная! Вы можете себе представить, что мы, мальчишки, ловили там не простую рыбешку, а стерлядь! По реке сплавляли лес. А сейчас ахунское русло Суры превратилось в нечто среднее между болотом и заросшим озером.

Это умирающая река. Она вся затянута водорослями.

На мой взгляд, этот гибельный процесс начался после того, как была построена Сурская плотина. Раньше основное русло Суры проходило через Ахуны. Река, текущая через город, именовалась Пензой и была значительно мельче ахунского русла. С возведением Сурского водохранилища вода через шлюзы стала подаваться именно по городу, а в Ахуны начала поступать крошечными порциями.

Когда стоишь на берегу Суры, то вода кажется просто неподвижной. Я бросал в середину реки палку, она очень медленно начинала плыть, то есть течение есть, но крайне незначительное. А из-за этого создаются условия, в которых вольготно чувствуют себя водоросли. Они ежегодно гниют и отравляют реку.

В детстве мы пили воду прямо из речки, без всякой опаски брали ее для приготовления пищи. Теперь это болотистая, отравленная гнилью вода. Вызывает сомнение, можно ли здесь даже купаться. Ведь сколько было раньше в Ахунах чистых песчаных пляжей, а сейчас два-три на всем протяжении реки до Бурчихи.

Я проплывал по этому речному маршруту на лодке. Из-за ничтожного водосброса и слабого течения река очень сузилась. Местами, даже трудно пробиться сквозь заросли водорослей. Нужно экстренно ставить перед властью города и области вопрос об оздоровлении, о спасении реки.

Я считаю, что старое русло Суры доведено до такого плачевного состояния из-за неправильно спланированного распределения воды. Сейчас во время паводка вода со всех сторон стекает в Сурское водохранилище, там накапливается определенный ее запас, а излишки сбрасываются. Но основной водосброс идет через центр города, а через Ахуны — ничтожно малый. Если перераспределить водосброс, на мой взгляд, на водоснабжении города это никак не скажется, ведь мы пользуемся водой из Сурского моря, а не из Суры.

А для Ахун это будет принципиально важным решением. Как известно, вода обладает способностью к самоочищению, и если будет усилен ее ток, то начнется этот оздоровительный процесс.

Я, конечно, не специалист-гидролог, и, возможно, существует какой-то другой способ восстановления нормального водостока и благополучной жизнедеятельности реки. Но точно знаю одно: этой бедой старой Суры нужно заняться вплотную и немедленно.

Галина ТИТОВА

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.